О так называемом «русском сепаратизме»

В последнее время, особенно после недавних событий вокруг Крыма, из лагеря окопавшихся в Киеве революционеров всё чаще раздаются голоса, обвиняющие нас в «русском сепаратизме». Хочу поделиться своими мыслями по этому поводу.

Я постарался представить себе обычного русского человека, чудесным образом перенесшегося из Петербурга февраля 1917-го года в Киев февраля 2014-го. Как поясняется в этой статье, сопоставление этих двух моментов русской истории более чем уместно.

Обычного — значит, увы, пребывающего в плену сладких революционных мечтаний, сочувствующего «благоверному временному правительству», поверившего сказкам о «новом мире» причастника царящего с тех пор и по сей день духа отвержения самодержавной идеи. Правильнее было бы в этом смысле назвать этого человека не русским, а лишь считающим себя таковым. Как тут не вспомнить: «из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут» (Откр. 3:9).

Пусть даже это будет человек в меру здравомыслящий, однако воспринимающий как должное и необъятные просторы своей Родины, и то уважение, которое русский народ привык испытывать по отношению к себе со стороны прочих народов мира.

Итак, что же услышит он, перенесясь в день сегодняшний, в Херсонской, Подольской, Киевской губерниях от таких же сочувствующих революции людей неустановленной национальности?

Они потрясающим образом начнут обвинять моего героя в «русском сепаратизме»! То есть в какой-то совершенно несусветной с его точки зрения белиберде. Которая, однако, станет результатом более чем столетнего развития живучей, насаждаемой извне недоброжелателями России конструкции бандеровско-фашистского толка, глубоко антирусской по своей сути.

Такие обвинения — то же самое, как если зашедшие в дом с черного хода люди с улицы стали бы самочинно лишать хозяина дома прав собственности. Такие люди называются разбойниками, ворами и злодеями. Именно так раньше и называли разного рода бунтовщиков и изменников. Они и в самом деле воры, так как крадут у ближнего счастье, мир и спокойствие.

Но у этой истории есть и обратная сторона: обвинители в «русском сепаратизме» образца февраля 2014-го года есть не что иное, как плод падения моего героя, падения русского народа в феврале 1917-го, плод той давней, тоже февральской революции. Плод превращения Самодержавной Монархии под властью Единого Самодержавного Царя в сообщество республик с искусственно проведенными между ними разделительными линиями — республиканскими границами. Миг грехопадения сладостен, да скоротечен, зато плоды его горьки, и плодами этими приходится потом питаться падшему мучительно долго и помимо его воли. Воистину, «терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою» (Быт. 3:18). Терния и волчцы антирусского бандеровского национализма как раз и произросли на ниве отвержения Самодержавия, вспаханной в феврале и засеянной в октябре 1917-го года.

Одна сторона этой истории, нынешнее руководство в Москве, более права, чем другая, нынешнее руководство в Киеве, и именно по этой причине ей, более правой стороне, и помогает Бог — таково мое мнение. Фашизм есть несомненное зло, но беда приходит тогда, когда, отталкиваясь от этого, мы присваиваем себе функции абсолютного добра, оставаясь при этом существами падшими и не желая признавать этого. Вот эта самозванная самодостаточность в условиях ее, на самом деле, отсутствия — суть именно то, о чем свидетельствует Писание: «Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр. 3:17). Там же приводится и добрый, подходящий к случаю совет: «глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся» (Откр. 3:18-19).

С любовью призвать к покаянию я и хотел бы победителей мартовского тактического поединка, предметом которого стал Крымский полуостров. Ведь именно оно и является залогом будущих побед.

Алексей Медноногов, 3.4.2014